Журнал "Человек без границ". Скачать бесплатно

Каталог статей


Поиск по сайту

Поделиться статьей:



Скачать журнал Человек без границ бесплатно:

Скачать журнал Человек без границ бесплатно


Найди своего героя

Студия целостного человека

НОВЫЙ АКРОПОЛЬ




Рассылки
Subscribe.Ru
Самое интересное в культуре и науке








Rambler‘s Top100

Яндекс.Метрика

Статьи

послать ссылку другу  Послать ссылку другу
small text
large text


ПсихологияВнутренний мир

Психология страшного суда

Людмила Волынская, кандидат социологических наук

Микеланджело. Страшный Суд. Фрагмент алтарной росписи Сикстинской капеллы
Микеланджело. Страшный Суд. Фрагмент алтарной росписи Сикстинской капеллы
Продолжение статьи «Тибетская книга мертвых — для блага живых» в № 11.

Большинство из нас в суматохе повседневных дел мало думает о том, что наша жизнь неизбежно подойдет к концу, и тогда, хотим мы того или нет, со всей остротой встанет вопрос о подведении итогов и смысле прожитого. Но все же в глубине души мы чувствуем, что нам когда-то придется отчитываться за прошедшую жизнь, ведь это непостижимое чудо было нам дано на заведомо ограниченный срок. Мы невольно страшимся этого предстоящего отчета, даже если утверждаем обратное.

Вероятно, представление о Страшном Суде — общее для всех людей архетипическое представление, глубоко спрятанное в нашей бессознательной памяти. Это то, что мы уже пережили перед тем, как родиться здесь и стать теми, кем мы сейчас являемся. Все без исключения религии утверждают, что за все наши деяния, и большие, и самые малые, мы будем держать ответ на Страшном Суде, ведь они никуда не исчезают и навсегда остаются как в глубинах нашей памяти, так и в пространстве Вселенной. В разных религиях сцена Страшного Суда изображается с небольшими различиями, но смысл ее всегда один. Это крайне ответственный, переломный момент в нашей посмертной судьбе, который наступает приблизительно на 40–49-й день после физической смерти. После Страшного Суда заканчивается промежуточное, переходное существование души и определяется ее дальнейшая посмертная жизнь, тот мир, в который ей суждено попасть. В популярной религиозной литературе об этом чаще всего пишут с точки зрения требований жесткой морали, с позиции устрашения наказанием. Но существуют и другие подходы к этому вопросу, которые опираются не на моральное принуждение и запугивание, а на психологию, на законы функционирования нашего сознания. Конечно, Страшный Суд не станет менее страшным оттого, что мы постигнем эти законы, но для человека разумного достойнее действовать в соответствии с ними, чем просто под влиянием страха.

Одним из наиболее ценных источников информации о Страшном Суде является Тибетская книга мертвых. В самом конце промежуточного существования, рассказывает она, перед ушедшим из жизни человеком появляются добрый и злой духи и начинают раскидывать вокруг него белые и черные камушки, символизирующие его хорошие и плохие поступки. Постепенно камушки окружают умершего все более плотным кольцом, из которого невозможно выбраться. И он с ужасом ощущает, что находится в полной зависимости от решения этого Суда, что всю его дальнейшую судьбу определит то, что произойдет на нем.

Взвешивание сердца на Суде Осириса. Папирус Ани. Фрагмент. Две женские фигуры слева символизируют две части человеческого разума — свободную от тщеславия и показного блеска, вместилище чистых Идей, и низшую, в которой рождаются идеи-желания, хитрость и эгоизм.
Взвешивание сердца на Суде Осириса. Папирус Ани. Фрагмент.

Две женские фигуры слева символизируют две части человеческого разума — свободную от тщеславия и показного блеска, вместилище чистых Идей, и низшую, в которой рождаются идеи-желания, хитрость и эгоизм.
Представьте, что Страшный Суд, описанный в Тибетской книге, совершается над вами. Захотелось ли вам прямо сейчас возразить этому будущему Суду, сказать, что он несправедлив, что вы заслуживаете лучшей участи? Или, может быть, вы — как честный человек — не собираетесь отрицать свои ошибки и дурные дела, но в первую очередь обеспокоены тем, чтобы найти им оправдание, объяснить, какие обстоятельства заставили вас поступить именно так? Если, представляя себе сцену посмертного суда, вы отреагировали подобным образом, — вы не одиноки: так реагирует большинство людей. Но подобные реакции совсем не убедительны и свидетельствуют об огромном страхе: оказывается, стоит нам только представить Страшный Суд, как это побуждает нас к обороне, к активизации «защитных механизмов» нашей психики.

Психологам хорошо известно, что мы, как правило, склонны переоценивать свои заслуги и недооценивать заслуги других, и даже не замечаем этого. По данным исследования, касавшегося отношений в семье, больше половины респондентов-мужчин, отвечая на вопрос о своем вкладе в ведение домашнего хозяйства, утверждали, что они делают чуть больше, чем их жены. И наоборот, жены считали, что они отдают работе по дому вдвое больше времени, чем их мужья. Такое разное восприятие своего труда и труда других людей в повседневной жизни неизбежно приводит к многочисленным недоразумениям и обидам. Мы часто требуем слишком многого от близких людей, от членов нашей семьи, не замечая того хорошего, что они делают. Этот феномен возникает слишком часто, и даже интеллект здесь ни при чем: лауреаты Нобелевской премии точно так же подвержены ему, как и простые люди.

Психологические опросы также выявили, что большинство из нас считают себя в моральном отношении более безупречными по сравнению с остальными. В одном исследовании приводятся данные опроса, как респонденты, по их мнению, исполняют десять библейских заповедей и в какой степени следуют этим же заповедям другие люди. Например, такую заповедь, как «Не завидуй богатству ближнего своего», не нарушают более 80% опрошенных, по крайней мере, так они говорят. А вот среди их знакомых не завидующих чужому богатству наберется едва ли половина. То же и со всеми другими заповедями. Сами люди, по их мнению, гораздо больше почитают своих отца и мать, не убивают, не воруют, не прелюбодействуют в отличие от большинства их знакомых и даже тех, кого они не знают, но могут предположить, как они повели бы себя, на основе общих представлений о человеческой природе.

Взвешивание сердца на Суде Осириса. Папирус Ани. Фрагмент. В Древнем Египте птица (обычно ласточка или сокол) с человеческой головой олицетворяла Душу — светящуюся нематериальную часть человека.
Взвешивание сердца на Суде Осириса. Папирус Ани. Фрагмент.

В Древнем Египте птица (обычно ласточка или сокол) с человеческой головой олицетворяла Душу — светящуюся нематериальную часть человека.
Таких ложных убеждений ученые зафиксировали довольно много, и связаны они с самыми разными сферами жизни. Возможно, многие люди действительно так думают, а «защитные механизмы» и другие уловки психики им помогают. Но это не значит, что глубоко в душе мы совсем не знаем правды. Скорее, не хотим ее знать и без ведома сознания вытесняем ее, скидываем в глубину бессознательного, чтобы иметь возможность думать о себе хорошо. «ЧЯ это сделал“, — говорит моя память. ЧЯ не мог этого сделать“, — говорит моя гордость и остается неумолимой. И память отступает» — эти слова знатока человеческой натуры Ф. Ницше остаются справедливыми для всех времен. Психическое устройство человека позволяет ему в земной жизни «играть» с самим собой в подобные игры, прятать от себя правду. И все мы в той или иной мере так делаем (дай Бог, чтобы пореже). Но после смерти это становится совершенно невозможным.

Ученые установили, что наш мозг хранит огромное количество информации, скрытой от сознания. Впервые это обнаружили нейрохирурги во время операции на человеческом мозге под местным наркозом. Они стимулировали отдельные участки мозга пациента слабыми электрическими импульсами, и больной неожиданно для всех (и для самого себя) вспомнил множество эпизодов из своего самого раннего детства, причем в мельчайших деталях, которые подтвердили его родители и другие люди. В дальнейшем в копилку науки попало много других аналогичных случаев. А эзотерическое знание утверждает, что в нашей бессознательной памяти хранятся сведения не только о последней жизни, но и обо всех предыдущих.

А теперь представьте — вся эта информация обрушится на нас после смерти, когда мы расстанемся с твердым телом. Даже мельчайшие, давно забытые нами проступки неожиданно оживут и превратятся в грозную реальность. Сколько же их было у каждого из нас за одну только последнюю жизнь?! От них не скрыться, не убежать, потому что они — это часть нас самих, и они предъявят на нас свои права. И там нам не оправдаться недостатком времени, как это часто бывало на земле, мы не сможем сослаться на спешку, чтобы закрыть рот голосу совести и заняться более приятными делами. Там у нас будет более чем достаточно времени, чтобы раскрутить всю нашу жизнь в мельчайших подробностях и пережить все заново, причем столько раз, сколько это окажется необходимым для свершения Страшного Суда. «Тот свет» не знает лимита времени, поскольку времени в нашем понимании там не существует, и мы сами перейдем из оков ограниченного земного времени в вечность.

Андрей Рублев. Апостолы, окруженные сонмом ангелов. Фрагмент фрески «Страшный Суд». Успенский собор во Владимире. Во времена Андрея Рублева изменилось представление о Страшном Суде в сознании людей. В отличие от более ранних изображений, лики, созданные Рублевым, лишены суровости и строгости, в них нет ничего грозного и пугающего.
Андрей Рублев. Апостолы, окруженные сонмом ангелов. Фрагмент фрески «Страшный Суд». Успенский собор во Владимире.

Во времена Андрея Рублева изменилось представление о Страшном Суде в сознании людей. В отличие от более ранних изображений, лики, созданные Рублевым, лишены суровости и строгости, в них нет ничего грозного и пугающего.
Андрей Рублев. Ангел. Фрагмент фрески «Страшный Суд». Успенский собор во Владимире. Чистота, мир и надежда, воплощенные в образах кисти Рублева и его учеников, стали отражением нравственного идеала того времени.
Андрей Рублев. Ангел. Фрагмент фрески «Страшный Суд». Успенский собор во Владимире.

Чистота, мир и надежда, воплощенные в образах кисти Рублева и его учеников, стали отражением нравственного идеала того времени.
Итак, что же делать нам на Страшном Суде, когда злой дух начнет кидать в нашу сторону несметное количество черных камней? Тибетская книга рекомендует не пререкаться с ним, не лгать и не оправдываться, пытаясь переложить собственную вину на других людей или на обстоятельства. Это бесполезно, так как то, что будет казаться нам злым духом, на самом деле заключено в нас самих, и эта часть нас самих знает все очень точно и судит нас беспощадно.

Все ужасные образы на Страшном Суде, описанные в Тибетской книге, не что иное, как олицетворение мучений нашей собственной ожившей Совести. Именно она наш беспристрастный судья, черпающий самую точную информацию в Зеркале Кармы, то есть в Памяти. Палачами же оказываются опять-таки наши собственные дурные дела и даже помыслы, поскольку здесь они становятся реальностью и, возвращаясь обратно к нам, нападают на нас. Ведь они уже давно попали в тонкий мир и ждали нас там. А теперь, в назначенное время, мы наконец-то пришли к ним, сравнявшись с ними по плотности.

Тибетская книга советует смириться с прошедшей жизнью и принять все, что в ней было, в том числе ее отрицательные стороны и наше собственное негативное поведение. Примирившись со своим прошлым и не требуя у судьбы никаких особых, не заслуженных нами милостей, мы существенно улучшим свое посмертное существование. Грешник, проявив смирение и раскаяние во время Страшного Суда, имеет шанс избежать ада или хотя бы попасть не в самую его низину и сократить время своего пребывания там. Другой вопрос, что тот, кто при жизни не был склонен к благородным чувствам, вряд ли сможет проникнуться ими после смерти, где в непривычных условиях и в полубессознательном состоянии запредельного страха выйдет наружу все, что в нас было, о чем мы знали лишь в самой глубине души.

Признать свои дурные поступки — это не значит в полном самоуничижении отрицать все лучшее, что в нас было, все наши высокие помыслы и дела. Это тоже будет искажением истины и тоже сработает не в нашу пользу на Страшном Суде, как, впрочем, и в земной жизни. Более того, искренне признавая свои негативные стороны, мы все-таки должны ставить акцент не на них. Ведь после смерти к нам вернутся не только наши неправедные дела, но и то хорошее, что мы успели сделать в своей жизни. Мы имеем полное моральное право соединиться со всем лучшим в нас, еще больше укрепить эту часть себя и сделать своим помощником. «Собери воедино все свои добрые дела» — говорится в Тибетской книге.

Однако, если человек при жизни не привык к этому и не может даже назвать свои лучшие качества, ему вряд ли удастся призвать их в помощники на Страшном Суде. Это не значит, что добрый дух, исходящий из его Совести и Памяти, не будет кидать перед ним белые камушки. Обязательно будет, только бывший человек по своей старой привычке придаст им меньшее значение, чем черным. Даже если они будут раскиданы перед ним в равном количестве, агрессивная энергетика черных, без поддержки самого умершего, в этом случае, скорее всего, возьмет верх.

Микеланджело. Страшный Суд. Фрагмент алтарной росписи Сикстинской капеллы. Изображенный в центре фрески Иисус дает начало Страшному Суду; смиренная поза Девы Марии свидетельствует о принятии ею неизбежности этого суда.
Микеланджело. Страшный Суд. Фрагмент алтарной росписи Сикстинской капеллы

Изображенный в центре фрески Иисус дает начало Страшному Суду; смиренная поза Девы Марии свидетельствует о принятии ею неизбежности этого суда.
Микеланджело. Страшный Суд. Фрагмент алтарной росписи Сикстинской капеллы. Изображенные на этом фрагменте ангелы трубят о начале Страшного Суда. Ангел внизу справа держит книгу, в которой записаны все неправедные поступки, в руках у ангела слева — книга с записями всех добрых дел человека.
Микеланджело. Страшный Суд. Фрагмент алтарной росписи Сикстинской капеллы

Изображенные на этом фрагменте ангелы трубят о начале Страшного Суда. Ангел внизу справа держит книгу, в которой записаны все неправедные поступки, в руках у ангела слева — книга с записями всех добрых дел человека.
В свете сказанного становится понятно, что известная традиция говорить о покойнике только хорошее, особенно на поминках на третий день, на девятый, на сороковой, — это помощь душе умершего человека со стороны живых: ему необходимо сконцентрировать все свои праведные дела, все лучшее, что так или иначе проявилось в его земной жизни, и предъявить на Страшном Суде. Оставшиеся в живых усиливают эту концентрацию, рассказывая о самых прекрасных поступках умершего, оживляя в памяти друг друга светлые стороны его души. Только важно не выдумывать, не лгать — это ему не поможет, а просто подчеркивать то лучшее, что вы действительно знали и любили в ушедшем из жизни человеке. Ну а если он в чем-то был не прав или обидел вас, забудьте об этом, искренне простите, не усиливайте энергетику его темных сторон. На фоне смерти все наши прошлые недоразумения и обиды становятся мелкими и неважными. По крайней мере, должны стать таковыми, ведь если между вами и был конфликт, то теперь он все равно ушел в прошлое, умерший больше не сможет обидеть и унизить вас.

Многие считают, что для благоприятного определения дальнейшей судьбы души важно получить на Страшном Суде больше белых камушков, чем черных, или что если праведные и неправедные дела взвешиваются на весах, то должна перевесить белая чаша. Однако дело не только в этом. При равном соотношении наших «плюсов» и «минусов» результат может быть различным, все зависит от общего количества совершенных нами поступков — много их было или мало, хорошо ли нагружены обе чаши весов или они почти пустые.

Обилие поступков свидетельствует о яркой личности, об активной жизненной позиции человека. Даже если он часто заблуждался, поступал неправильно, терпел удары судьбы, падал и снова поднимался, исправляя свои ошибки, он достоин большего уважения, чем тот, кто получил такой же баланс добра и зла, почти ничего не совершая. И посмертная судьба первого окажется гораздо ярче, чем у второго. Само проявление энергии, активность, масштабность личности — добродетельны, поскольку отвечают замыслу Бога о Человеке. Конечно, никто не отрицает, что далеко не безразлично, на что направлены наши поступки. Но все же зачастую лучше действовать, проверяя свои сомнения и приобретая новый опыт, чем проявлять излишнюю осторожность и прозябать в бездействии, боясь ошибиться.

В любое мгновение мы должны быть готовы отчитаться за нашу жизнь, поскольку никому не дано знать, когда нам суждено уйти из этого мира. Вспомним и запишем по возможности все самые главные события в нашей жизни, которую мы уже прожили к сегодняшнему дню. Как они повлияли на нас? Постараемся восстановить самым искренним и непредвзятым образом все, что мы сделали достойного и недостойного, масштабного и мелкого. Чем мы гордимся и чего стыдимся? В чем нас мог бы обвинить на Страшном Суде загробный прокурор — демон-мучитель? А что мог бы в ответ на его обвинения обоснованно предъявить в нашу защиту загробный адвокат — ангел-хранитель? Какие поступки мы считаем своими лучшими духовными достижениями? Например, для Высоцкого это были его песни, и он прямо говорит об этом: «Мне есть что спеть, представ перед Всевышним, мне есть чем оправдаться перед ним». Для других это может быть бескорыстная забота о близких людях, а также общее сострадательное отношение ко всему миру и людям. Это может быть и стремление к искренности и справедливости, трудолюбие и творчество — все, что было доступно человеку, лишь бы он не зарывал свои таланты в землю.

Все дело в разнице между тем, какими мы сюда пришли, и тем, какими уйдем отсюда. Если обнаружится хотя бы небольшая положительная динамика, мы уже сможем отчитаться за прожитую жизнь. Что мы здесь вообще делали, что мы поняли, какой опыт оказался для нас самым важным? Что смогли бы изменить в своем поведении сейчас, если бы нам было дано снова вернуться в прошлое? Некоторые люди с гордостью говорят, что ничего не изменили бы и повторили бы все так же, как и раньше. Вряд ли этим можно гордиться. Получается, они не приобрели в своей жизни никакого нового опыта и готовы снова повторить все свои ошибки исключительно потому, что они свои. Вот так незаметно для самого себя человек впадает в грех гордыни. В действительности повторить что-либо и невозможно, и не нужно. Земная жизнь всегда движется во времени, и увековечить в ней что-либо нам просто не дано, даже при всем желании. Кроме того, зачем нам тащить по жизни груз своих ошибок? Можно смело утверждать, что среди нас нет таких людей, которые никогда бы не ошибались. Если такие и есть, то они не приходят на нашу грешную землю, а находятся в более совершенных мирах — под стать им самим. А мы созданы, чтобы развиваться и совершенствоваться, в том числе находить новые, лучшие способы поведения.

Такой анализ, если его проводить регулярно, поможет нам лучше постигнуть свою суть и обрести гармонию с собой в этой жизни. Только через глубокое понимание себя мы сможем по-настоящему понять других людей, простить их ошибки и освободиться от груза обид. Такой самоанализ, как мы уже теперь понимаем, является одновременно подготовкой к Страшному Суду. К нему можно и нужно готовиться, чтобы не оказаться застигнутым совсем уж врасплох, чтобы хоть немного облегчить его прохождение. Легче будет в посмертье только тем, кто хорошо знал себя еще при жизни, осознавал мотивы и результаты своих действий и умел адекватно их оценивать. Привычка к искреннему самоанализу еще раз сослужит нам добрую службу на Страшном Суде.




Обсудить статью в сообществе читателей журнала "Человек без границ"

Подписаться на журнал "Человек без границ"








Журнал "Человек без границ". При цитировании материалов ссылка обязательна. Mailto: admin@manwb.ru






На главнуюЖурналПодпискаО чем он?ИнформацияНаграды журналаНовый АкропольНаши книгиИздательство