Журнал "Человек без границ". Скачать бесплатно

Каталог статей


Поиск по сайту

Поделиться статьей:



Скачать журнал Человек без границ бесплатно:

Скачать журнал Человек без границ бесплатно


Найди своего героя

Студия целостного человека

НОВЫЙ АКРОПОЛЬ




Рассылки
Subscribe.Ru
Самое интересное в культуре и науке








Rambler‘s Top100

Яндекс.Метрика

Статьи

послать ссылку другу  Послать ссылку другу
small text
large text


ЛичностиСыны Отечества

Святыми не рождаются. Размышления о Кирилле Белозерском

Татьяна Чамова

Когда-то Русь называли Святой. В памяти поколений еще живет это понятие, ставшее уже почти мифологическим. Неотъемлемая его часть — Северная Фиваида, созвездие монастырей, основанных учениками Сергия Радонежского в XIV–XV веках. А начало им положил московский монах Кирилл.

Такими же, как и мы, были те люди и имели общие с прочими людьми страсти, но не такой, как у прочих людей, была их воля.
Пахомий Логофет

В Третьяковской галерее хранится икона Кирилла, написанная при его жизни. При сохранении всех иконописных канонов это, пожалуй, первый портрет в русской живописи. Для Руси идея изображения живого человека «с натуры» была совершенно новой.

Портрет необычен, вернее необычен облик человека: большая голова, высокий лоб и острый, умный взгляд. Кирилл изображен во весь рост, но по сравнению с головой тело кажется непропорционально маленьким, второстепенным. Вряд ли это случайность или недостаток мастерства художника. Скорее всего, художник хотел подчеркнуть высшую природу человеческого духа, проявившуюся через сознание и ум этого человека, по сравнению с тленным телом.

Пребывающий в тебе свет
Сохранив светлейшим…
На гору бесстрастия ты взошел,
Ибо храбро перепоручил
Худшую природу лучшей
И плоть подчинил духу.
Из стихиры XV века,
посвященной Кириллу

Его Житие и его жизнь

Мы знаем о нем довольно много благодаря Пахомию Сербу. Он составил Житие Кирилла Белозерского не путем редактирования или дополнения чужих произведений, а опираясь на воспоминания и впечатления «самовидцев». Единственным письменным источником послужила ему духовная грамота Кирилла — его завещание.

Читая простые, ставшие каноническими, слова «Жития», видишь за ними живого человека — как он боролся, о чем думал, где брал силы и веру.

Поражают факты его биографии.

Будучи знатного боярского рода и получив хорошее воспитание, Кирилл познакомился с Сергием Радонежским и его учениками и, как только появилась возможность, принял постриг от ученика Сергия Стефана Махрищского. Вскоре Кирилл становится иноком, а затем и настоятелем московского Симонова монастыря — одного из самых авторитетных и сильных. Его уважает князь, почитают и любят люди… Но не о покое мечтает этот уже немолодой человек. Что-то зовет его, не дает оставаться на месте, пусть даже таком почетном.

Встреча с монахом Ферапонтом, вернувшимся из долгого путешествия по Северу, подтолкнула к окончательному выбору.

Вместе с Ферапонтом Кирилл тайно пешком уходит из Москвы, чтобы найти место, которое ему указала во сне Богородица. Место, которому предстоит стать духовным центром для рождающейся Руси.

И Кириллу, и Ферапонту было тогда по 60 лет. Оказывается, это прекрасный возраст для подобных начинаний! Впереди у него еще целых тридцать лет духовной борьбы и строительства.

Кирилл выбрал лесной холм на берегу Сиверского озера при впадении в него речки Свияги, вблизи от судоходной Шексны, между древними городами Вологдой и Белоозером, на скрещении путей из центра земли Русской к «полунощным странам» — Поморью и Заонежью.

Начали с «ничтожного», с «келийцы малой», срубили часовню.

Все пустынники проходили обычные для такого пути испытания: обет молчания, физические трудности — нахождение гармонии с природой и людьми, молитва — возвышение сознания до постижения священного. В этом глухом краю испытания не надо было придумывать, их щедро предоставляла окружающая жизнь.

Однажды его сонного чуть не задавило огромным деревом, после чего Кирилл стал бодрствовать и ночью. Другой раз он чуть было ни сгорел у своего костра, когда неожиданно поднялся сильный ветер. Не обошлось и без зависти и злобы от темных людей: некий боярин подослал разбойников ограбить скит, думая, что Кирилл принес с собой из Москвы большие деньги; крестьянин-сосед пытался поджечь келью, правда потом раскаялся и в результате пришел к Кириллу, чтобы тот постриг его в монашество.

Первый храм был посвящен Богородице, а позже и весь монастырь стали называть Домом пречистой Девы.

Русские монастыри

Когда возникли на Руси первые, безымянные для нас обители, не установлено. Одни историки считают, что первый монастырь устроила княгиня Ольга еще до принятия Русью христианства, после того как сама крестилась в Константинополе около 955 года. Другие исследователи ссылаются на то, что летописи в первый раз упоминают о монастырях под 1037 годом: речь там идет о построении князем Ярославом Мудрым монастыря св. Георгия. Причем летописец отмечает, что с этих пор «черноризцы почаша множитися и монастыреве починаху быти».
Родоначальниками русского иночества считаются Антоний и Феодосий Печерские, поселившиеся в пещерах крутого берега Днепра и основавшие там Киево-Печерский монастырь.
До середины ХIV века почти все монастыри на Руси возникали в городах или под их стенами; со времен же Сергия Радонежского численный перевес получают монастыри, возникшие вдали от городов, в лесной, глухой пустыни.
Кроме Кириллова и Ферапонтова монастырей Русскую Фиваиду на Севере представляли известная аскетической замкнутостью и книгописанием Нилова пустынь на речке Соре, Горицкий монастырь на Шексне, слывший местом заточения знатных русских женщин, и множество других, исчезнувших в разное время, обителей и скитов.

Многие легенды об основании обителей учениками Сергия Радонежского схожи в том, что вдохновительницей и направительницей подвижников стала Богородица. Так же произошло и с Кириллом. Еще в Москве, в Симонове, она явилась Кириллу во время молитвы и буквально показала место будущего монастыря. По легенде, именно это место и увидел Кирилл, стоя на вершине горы Мауры, а увидев, воскликнул: «Вот покой мой во веки веков! Здесь поселюсь, ибо выбрала это место Пречистая».

Его учение

В Белозерье, куда ушел Кирилл, он не столько покоился в безмолвии, сколько действовал: создавал новое общежитие и при этом активно, как организующее начало, входил в хозяйственную и духовную жизнь Белозерского края. Подобным образом действовали и расходившиеся из Троице-Сергиевой лавры «безмолвники» — ученики Сергия Радонежского.

История Кирилло-Белозерского монастыря

Много крупных событий российской истории связано с Кирилло-Белозерским монастырем. Самое прямое отношение имел он к борьбе за создание централизованного Русского государства, к движению «заволжских старцев» — противников церковного землевладения и обогащения монастырей, к защите Русского Севера от польско-литовского нашествия в Смутное время начала ХVII века. В старину процветали в монастыре многочисленные ремесла, здесь трудились искусные мастера, живописцы расписывали храмы, работали летописцы и переписчики древних книг.
Великие князья и цари жаловали «дом Пречистой и чудотворца Кирилла» своим вниманием. В 1447 году кирилловский игумен Трифон оказывает ослепленному князю Василию Васильевичу большую политическую услугу — снимает с него крестное целование не искать великого княжения. Василий III молится здесь с женой о даровании престолонаследника, а затем строит церкви архангела Гавриила и Иоанна Предтечи.
Иван Грозный держит для себя келью и жертвует в монастырь огромные средства, а его сыновья строят церковь Иоанна Лествичника.
Патриарх-реформатор Никон назвал Кирилло-Белозерский монастырь одной из трех «великих государевых крепостей» наряду с Троице-Сергиевым и Соловецким монастырями.

«Правила святых отец», сохранившиеся в одной из рукописей Кирилла, показывают, что игумен строго следил за нравственностью населения. Так, например, за ложь «Правила» наказывают едой всухомятку в течение недели и 60 поклонами каждый день, за клевету — 40 днями сухоядения и 80 ежедневными поклонами; за злопамятство назначают две недели такого поста и по 100 поклонов.

Любопытно, что им установлено наказание и за неуважение к явлениям природы: «Похулившие что-либо: дождь или снег, тварь божию, — да имат епитемию: 3 дний сухо да ясть, поклона 25».

Архитектурные памятники монастыря

Архитектурный ансамбль Кирилло-Белозерского монастыря, включающего 11 храмов, был возведен в ХV–ХVIII вв. Площадь монастыря около 12 га. На этом пространстве расположен целый каменный город, почти в нетронутом виде сохранившийся со времен Московской Руси.
Исторически сложившаяся структура обители включает в себя Большой Успенский, Малый Ивановский монастыри и Новый город.
Территория основного монастыря, называвшегося Большим, или Успенским, окончательно сформировалась с возведением в конце ХVI века каменных стен, которые в значительной части сохранились до наших дней. Его первооснова — прямоугольник келий, обходящий вокруг Успенского собора и примыкающей группы храмов.
К середине ХVI века рядом с большим монастырем на месте «первого прихождения» Кирилла, сложился и Малый, Ивановский. Многие постройки Малого монастыря были деревянными и не сохранились. Рядом с церковью Иоанна Предтечи до сих пор сохраняются под каменными колпаками местные реликвии: маленькая часовня, срубленная, по преданию, самим Кириллом, и сень над крестом, водруженным монахами на месте его первой кельи.
В начале ХVII века к обоим монастырям была пристроена треугольная в плане крепость, получившая название Острога. Строительство ее велось в большой спешке в связи с появлением в окрестностях монастыря литовских отрядов.
Окончательно сформировалась территория монастыря при сооружении во второй половине ХVII века по царскому указу крепости, так называемого Нового города. Высокие трехъярусные стены с шестью огромными башнями были заложены в основном по новому плану, значительно увеличив площадь, занимаемую монастырем, и упростив его внешнюю форму.
Главные храмы монастыря своим расположением образуют крест. В центре, в сердце его, между Успенским собором и церковью преподобного Кирилла, покоятся святые мощи основателя обители.

И Ангел мне сказал: иди, оставь их грады,
В пустыню скройся ты, чтоб там огонь лампады,
Тебе поверенный, до срока уберечь,
Дабы когда тщету сует они познают,
Возжаждут Истины и света пожелают,
Им было б чем свои светильники возжечь.
Аполлон Майков

Врачеватель душ Кирилл врачевал и тела. В его сборнике можно прочесть и о развитии младенца в материнской утробе, и о том, как в какое время года питаться.

Кирилла можно назвать первым специалистом по флеботомии — лечению кровопусканием из вены. Он разработал специальную методику — в какой день и из какой точки руки следует пускать кровь. При этом рекомендации по применению лечебных средств учитывают связь ритмов жизни человека с лунным календарем. На основе лунного календаря Кирилл дает советы, «когда сеяти и садити и врачевать человекы» и даже когда стричь волосы.

Кириллу была присуща твердая, хотя и кроткая, независимость по отношению к сильным мира сего. До нас дошли его послания князьям Андрею Можайскому и Василию (сыновьям Дмитрия Донского). В посланиях он внушает князьям идеал справедливости и человечной власти, просит о примирении и даже предлагает ввести изменения в дела управления государством, говорит о неподкупном суде. В послании великому князю Василию Дмитриевичу он пишет о великой ответственности, связанной с княжеской властью: «…Аще кто от бояр согрешит, не творит всем людем пакости, но токмо собе единому, аще ли же сам князь согрешит, всем людем, иже под ним, сотворяет вред».

Его библиотека

Одновременно с монастырем появилась и выросла библиотека, скоро ставшая одним из богатейших на Руси книгохранилищ. Здесь не только берегли, описывали, переплетали и читали книги, но и писали их, при этом сочиняя и редактируя, — богослужебные, духовно-назидательные, философско-поэтические, исторические и энциклопедически широкие по содержанию.

В сборнике Кирилло-Белозерского монастыря начала XV века помещена представительная подборка статей и фрагментов естественнонаучного содержания, восходящих к трудам известных античных ученых Гиппократа, Галена, Аристарха Самосского, Аристотеля и других, а также естественнонаучные трактаты Кирилла о земном устроении, о природных явлениях.

Сборники Кирилла носят энциклопедический характер. Они, несомненно, послужили — и по стилю, и по сути — образцом для белозерских книжников последующего времени. В одной из его книг обнаруживается древнейшая на славянском языке подборка выписок по естествознанию, восходящая к византийскому греческому оригиналу XI века. В ней говорится об элементах («вещах»), из которых составлен мир, о веществах («стихиях»), составляющих «малый мир, сиречь человека», о возрастных изменениях, о причинах болезней и т.п. Статья «О земном устроении» показывает, что Землю Кирилл представлял себе шарообразной, окруженной со всех сторон, как яйцо скорлупой, воздухом и небесами и носящейся среди небесной «праздности», пустоты, «яко же некое перо». Статья «О громовеях и молнии» разъясняет, почему мы сначала видим молнию, а потом слышим гром: «Так происходит потому, что зрение человеческое не медлит. Потому быстро и видит молнию. А слух есть медленное чувство, и он медлит услышать грохот грома, и слышит его после молнии».

Его завещание

«Не скорбите о моем отшествии… Не только не оскудеет обитель моя, но еще больше распространится по отшествии моем, только любовь имейте между собою».




Оригинал статьи находится на сайте журнала "Новый Акрополь": www.newacropolis.ru


Обсудить статью в сообществе читателей журнала "Человек без границ"

Подписаться на журнал "Человек без границ"








Журнал "Человек без границ". При цитировании материалов ссылка обязательна. Mailto: admin@manwb.ru





отель foresta tropicana

На главнуюЖурналПодпискаО чем он?ИнформацияНаграды журналаНовый АкропольНаши книгиИздательство